Сплав по Мане или рыбалка в царстве камней.

Статья написана Ромой(чибис), я только её выложил.
Начну с того, что каждый человек видит окружающий мир по-своему, замечая детали, ускользнувшие от других глаз. Поэтому в этом отчёте будет описана лишь маленькая крупинка действа под названием сплав, видимая с одной стороны, то есть моей. Каждый человек по-своему видит Реку, читает её, анализирует. У каждого происходят свои волнительные сходы и поклёвки. Там, где одному кажется, что рыбы нет, другому кажется совсем наоборот. И каждый оказывается прав по-своему. И очень интересно было бы прочитать об этом сплаве с другой точки. В-общем, буду надеяться, что отчёт будет продолжен smile

Снилась Река и хариус, как-будто высовывает он из воды голову и смотрит на верхний мир, и, обнаружив опасность, исчезает в пучине переката… Надо мной потолок, я лежу на диване, но такое ощущение, что я ещё там. Необычная мёртвая тишина стен без говора воды и потрескивания еловых веток в костре… Снова закрываю глаза – нет, видение исчезло бесследно, пора вставать и… писать отчёт, чтобы лучше сохранить всё в памяти.
Итак, мы, а именно Николаич-Дедушка, Саша-Док, Дима и я мотнули на реку, а не на какую-нибудь там международную конференцию в Женеве, потому что мы любим рыбалку! До Реки, ввиду забития машины шмотками:


До Реки решили добираться раздельно. Я и Николаич на поезде, Саша с Димой на машине, на станции должна была произойти состыковка левого и правого фронтов, чтобы объединёнными усилиями продолжить штурм. Время в поезде за распитием вкуснейшего чая с бергамотом и беседой о “вездесущей кебари” и хариусе пролетело незаметно. Наш разговор прервала ночь – все легли спать и говорить стало как-то не очень этично,- поэтому мы легли подремать тоже. Я успел отрубиться, Николаич же не спал, всё сидел, смотрел в окно…

Вот мы и на станции, к нам подлетает Дима и мы едем в уже разбитый лагерь. Свобода!
По печеньке за приезд!

Утро оказалось довольно прохладное, собираем шмотки и грузим их в лодки, которые забросят нас выше, а потом мы потихоньку сплавимся обратно. В одной лодке пойдут Дима с Николаичем, в другой мы.
Отбытие:

Поехали!

В Реке очень мало воды, поэтому часто приходится буквально по-пластунски карабкаться вверх. То и дело срывает шпонки, наш проводник неистово ругается…

Мы с Саней поднапряглись. Но “оморочка” или “джонка” (так на Д. В. называют такие лодки, в Сибири как их называют до сих пор не знаю) метр за метром поедает перекаты. А как красиво вокруг! Душа ликует!


Перед глазами расстилается вечное представление нетронутой природы, от которого мы ушли в каменные джунгли и, многие, потеряли в себе себя изначального. Но это всё философия, а сейчас мы скользим с Саней по кристально чистой хрустальной воде и невольно молчим, завороженно озираясь…
Саша достиг нирваны…

Одним глазом smile
Остановка, меняем моторы:

Проводник довёз нас до непроходимого порога, на прощание предложив нам разместиться в его избушке, за что мы были ему очень благодарны – спать-то не на земле, да ещё и печка есть!

Пока выгрузились-перетаскались, да поели, время ушло за обед. Балдёжки и тенкары в руки и мы с Саней уже на Реке. Решили пройтись вверх, а потом спуститься, облавливая подходящие участки. По пути вверх у нас разбегаются глаза – какие места! Какая мощь порогов! Невольно останавливаемся над всем этим грохотом-рёвом и чувствуем себя букашками. Хотя и нет, стоя вот над таким “разгневавшимся зверем” чувствуешь внутри себя какую-то гордость, стержень и становишься молчаливее. И чище.

Мы дошли до скалы и поднялись чуть выше. Остановились на банальном перекате (потом я понял, что это был “перекат с хитрецой”). Пока я размытаваю балду, Саня с первого заброса вытаскивает хариуса грамм на триста. Круто! Взял на билайн (я называю этого муха проще – оса). Кидаем дальше, у Сани садится ещё пара харюзов, у меня пусто, спускаюсь ниже, делаю заброс, поплавок резко ныряет, подсекаю, следует несколько рывков, хариус выпрыгивает из воды и сходит. Каких-то две-три секунды, растянувшихся в вечность. Лишнее доказательство того, что под впечатлением время растягивается. Всё же через некоторое время вытаскиваю и я своего хариуса, естественно, поменьше сошедшего. На этом месте Саня выловил около десятка хариусов, я же только двух (или даже одного, не помню).
Поворачиваем в сторону лагеря, на таких понравившихся нам местах практически пусто, иногда лишь выхватываем по штучке. Хариус часто стоит прямо под берегом, под большими камнями, на границе струи, кстати, довольно некрупный. На подходящем, как мне показалось, месте вижу выходы, разбираю тенкару и пытаюсь поймать рыба. Рыб оказывается слишком мелким, да и у меня – тенкара с раннингом, почти инвалид. А ведь, как всеобщеизвестно, нет ничего обиднее, чем быть “почти инвалидом”, уж лучше или инвалидом, или нет; получается от тебя чего-то ждут, ты пытаешься и иногда даже получается, но как-то не так, да к тому же и редко. А сил и нервов затрачивается много. Поначалу это вызывает азарт, загораются глаза – вот-вот и всё получится, но когда у тебя в тысячный раз проскакивает одна и та же ошибка, начинаешь задумываться – пойду в инвалиды. Это хорошо, что ещё задумываешься, значит есть ещё зацепка, значит ещё не всё потеряно, значит… ты почти нормален, а это то же самое, что и “почти инвалид”, просто с какой стороны на это посмотреть. В-общем, круг какой-то получается. Это я всё про проводку и подсечку, ну чертовщина какая-то!
Так вот, к слову, Сане всё-таки удаётся на тенкару вытащить пару харюзков, даже, по-моему, на кебари (??) С левелом.
Дальше я вогнал в палец муху, прямо с бородкой. Ой-ой! Не вытаскивается, что делать? Иду к Сане, он смотрит на меня недоумевающе, потом говорит: “Сейчас будет больно”. Берёт за крюк и дёргает. Больно было только пару секунд smile Такая вот история.
К вечеру возвращаемся в лагерь слегка разочарованные. Хариус трудовой, в моём кане вообще три штучки… Да и тенкара… Где же её понимание? Эххх… Николаич только смотрит сквозь огонь, – что он там видит? Самурая с неразлучной катаной или юную японку? Наверное, всё-таки, японку… Но с тенкарой smile

Вечером некоторые закоренелые муховязы решили подвязать рабочих мух:


Гуманитарии (чуть не написал “гомо” smile ) решили ограничиться созерцанием:

Спалось хорошо…

День следующий.

Проснулись около девяти, наварили рожек с тушняком.
Пока Дедушка спал в своей палатке, я тихо подкрался к его тамо и зафотал его:

Но вот он проснулся и отметил, что утро просто прекрасное, что волшебна роса на деревьях…

Я не утерпел и сбегал на Реку с балдёжкой и фотиком в надежде поймать хорошего хариуса и увековечить это, но всё оказалось безуспешно. Зато понаблюдал за оляпкой, или, как её ещё называют – воробьём-водолазом smile , даже почувствовал к ней какую-то зависть, вот, живёт себе, ныряет в ледяную воду, кушает рыбку и не знает хлопот…
…Решили идти вверх, ведь, как известно – вверху вся рыба! Николаич остался рыбачить около лагеря. Дорогу туда я перенёс удивительно легко, впрочем, как и Саня с Димой. Я шёл с фотоаппаратом и только и успевал увековечивать окружающий пейзаж. Темнохвойная тайга, курумники, мхи и пороги – ляпота!

Люди какие-то smile





“О, русалка с пивом! Вон-вон поплыла!”:

А с неба лился свет, превращая мир в сказку:

Мох и вода…

Наконец, остановились и решили идти вниз с рыбалкой. К сожалению, как это я сейчас понял, мы не взяли с собой ни тенкары, ни нахлыст, а рыба там была, это было видно по поклёвкам. И всплескам. Хариус брал то тут, то там, но с одного места было тяжело взять больше двух.



Док с Димой подолгу стояли на одних местах, прокидывая их, я ж, ввиду своей природной неусидчивости, так долго просто был не в силах стоять на одном месте. Прокидав подходящее место и ничего на нём не поймав, я почему-то терял к нему интерес и шёл к другому, что не приносило результата. Саня-то с Димой полавливали потихоньку. Как потом выяснилось, вероятнее всего, у меня был слишком толстый настрой, которого пугалась рыба. Это тебе не Енисей… Замучившись бегать туда-сюда без толку (далеко ведь не оторвёшься – тайга), я чисто механически пробрасывал Реку, как вдруг у меня резко потонул поплавок, короткая подсечка, и я без энтузиазма выкручиваю катушку – пусто. А вы что подумали? smile ОООчень медленно мы дошли до места, где вчера клевало, и тут я обрываю всю свою снасть, обречённо вздыхаю и одновременно чувствую какое-то облегчение – всё, теперь в лагерь. За спиной слышится какая-то возня, поворачиваюсь – Дима вытаскивает вот такого вот красавца. Быстрей фотографируй smile !

Наконец, оставляю рыбаков вдвоём и объясняю, что я пошёл в лагерь, а идти ещё не близко, в сумерках даже страшновато, но дошёл. Николаич у костра, оба рады такой неожиданной встрече smile Предложение такое – завтра сплавляться с тщательным обловом до устья притока, там вставать лагерем. В моём кане пять рыбок, но впечатлееениииий…
Затем были посиделки у костра и обзор полётов.
Рыбка:

Рыбаки:

Спалось просто чудесно smile

День следующий.

Этот день оказался очень интересным и многогранным. Как обычно, проснувшись, сварили, по-моему, гречневую кашу. Каша получилась очень необычной и тоже многогранной – каждое зёрнышко трёхгранно, в каждой ложке по сто зёрен, итого – триста граней в ложке, а сколько их в тарелке! smile
Ну да ладно, наконец-то стали собираться, накачивать свои лодки. Погрузились, отчалили.
Сначала останавливались на подходящих местах (которых было прилично) и пробрасывали их балдой, не знаю как кто, но я за два часа ничего не поймал. Затем началось ГЛАВНОЕ. Дима достал нахлыст. Они с Саней стояли на том берегу, Николаич ушёл вперёд, и вроде бы ничто ничего не предвещало, но вот он взял и достал нахлыст и стал им махать.

Вскоре я услышал его крик: “Тут на верховую крупный!”, он подсёк и стал выводить неплохого хариуса. Саня склонился над тенкарой, достал её и я. Балда была забыта.
Не знаю, что у них происходило, но мой перекатик оказался весьма населённым, берег с моей стороны был теневой, а как раз посреди Реки солнышко, там лучше видно муху. Кое-как подкравшись-добравшись в болотниках (очень, кстати пожалел, что не взял забродники) на дистанцию заброса “в Солнышко”, стал кидать. Есть выходы! Поначалу прыгал мелкий, но я не успевал его подсекать, затем, вроде на том же месте, хватка хорошего. Я успел его подсечь! Как приятно побороться вот с таким! Солнышко засветило ярче smile , хариус в кане. Кидаю чуть выше – снова неплохой! И опять я успеваю подсечь, но он сходит. Ладно, кину-ка я перед тем камушком. Ух! Хариус хватает мою растрёпанную подёнку и снова неплохой! Удилище дугой, хариус стоит на струе, не вперёд, ни назад. Пришлось выходить на берег, так в руки не давался.
Перекат + тенкара =

Зачерпнул в сапоги ледяной воды. Кстати, рядом с этим перекатом, ближе к берегу, была ямка, в ней было пусто.

Дима с Саней выбрали такую тактику – повернулись спиной к солнцу, чтобы муху было лучше видно, и стали кидать под берег, постепенно спускаясь вниз. Лодки они привязали к поясу. Я же сел в Уфимку и немного сплавился – ушёл за излучину. В сапогах много не набродишься. Здесь я обнаружил посреди реки интересное место – несколько больших камней и огромную ель, перпендикулярно перегородившую Реку на одну треть, кстати, Николаич, когда мы шли вверх, заснял на видео это место. Совпадения! Перед елью течение несколько замедлялось и водный столб был выше, чем позади ствола. За деревом образовалось прекрасное природное зеркало, муху на нём было прекрасно видно. Сначала сделал заброс ниже дерева, потом ещё и ещё. Лишь несколько выходов некрупного хариуса, перебрался, снова набрав в сапоги, на место выше ели. Заброс – на муху кидается хариус покрупнее. Заброса с пятого выход-подсечка – есть! Упругие рывки на том конце удилища, хариус выходит наверх и… отцепляется. Сход! Продолжаю кидать к камню, что перед елью – тоже неплохое место, делая проводку до ели. И перед камнем, и сбоку, и в самом конце на муху кидаются хариусы, с которыми было бы интересно побороться, но… правильно, я ни одного не могу подсечь.
Из-за поворота появляется Саня и приближается ко мне, Дима, пока я тут ловил, уже проплыл вниз. Перехожу на другую сторону Реки, Саня мне объясняет, что нужно кидать под самый берег – там на мели хариус. Отхожу от него шагов на двадцать и делаю заброс к берегу, выход небольшого, кидаю ещё – снова выход. Решаю послать муху на совсем небольшую обраточку под кустом. Искусственное насекомое мягко приводняется в полуметре от берега и сразу следует выход. Подсекаю, ух ты! Саня! Подвожу хариуса к себе, пытаюсь зафотать и он сходит smile Приготовившись, делаю ещё один заброс в то же самое место. И снова – хватка! Точно такой же хариус, в полуметре от берега! Потихоньку подвожу к себе и делаю фото:

Появляется Саня, говорит мне, что вот так же поймал с одной точки трёх, метрах в двадцати выше меня. И что он там не орал, в отличии от некоторых, как полоумный, когда выводил. Ну чтож, железные нервы – это хорошо smile В его садке уже прилично. Оказывается, хариус стоит на солнышке, на мелячке с камушками, обросшими растительностью, около берега. Делаем выводы, что так ему легче схватить бикарасов, упавших в воду и обитающих в травке. У меня получается запечатлить моменты поклёвки и вываживания:



После чего хариус уходит победителем.
К сожалению, начинает вечереть и нужно плыть дальше, садимся в лодки и идём вниз.

Плыть до Николаича, ушедшего далеко вперёд, пришлось довольно долго, нашли его уже в сумерках, в устье притока. Дедушка уже начинал нервничать, думал, мы встали на лагерь выше. Дошли! Впечатлений, конечно, уйма…
Один из пойманных дедушкиных харисов:

Уже в темноте сварили уху:

Няма-няма smile

День следующий.

Под утро пошёл дождь.

Подобно погоде, состояние моё ухудшилось (напоминает записки Робинзона smile ), шараханье с ледяной водой в сапогах ни к чему хорошему не привело. Дождь закончился лишь поздно утром. С просонья я увидел странное существо с накинутым на голову капюшоном:

Существо замахало мне рукой и стало медленно удаляться. “Кто ты?” – окликнул я его. “Я… Чёрный тирольщик-ольщик-ольщик…” отдалось мне эхом. “А что ты хотел?”-спросил я.
“Я просто хотел посмотреть в твои беcстыжие глаза, изменник”-раздалось в ответ и его силуэт потерялся в утреннем тумане.
«Нужно одеть линзы» – решил я и нырнул в палатку… Дальше всё пошло как обычно – выбрались из палатки, отблагодарили Николаича за так необходимый тент (благодарили мы его за тент каждое утро, это стало нашим обычаем smile ), позавтракали. Саня дал мне флюорокарбон. В итоге решили, что я остаюсь около лагеря, а все остальные форсируют Реку и идут в приток, в устье которого вчера Николаич поймал около десятка неплохих хариусов.
Николаич перед форсированием Реки:

Так и сделали.
Я хватался и за балду, и за тенкару, но, сделав несколько забросов, начинал чувствовать усталость и возвращался в лагерь. С левелом я вообще не увидел даже мухи. Пока не погас костёр, сварил картошку с тушняком.
Вскоре приплыл Николаич, говорит, мелочь задолбала. Я не вытерпел и переправился туда же. Приток оказался похожим на Базаиху, только гораздо более заваленный буреломом. Разобрал тенкару и стал кидать, ни выхода, вскоре встретил спускающихся Диму и Саню – у них в канах по нескольку хариусов. Они не особо довольны, не долго думая, переправились в лагерь обедать-ужинать. Решили завтра продолжить движение вниз, но уже более неспешно, с тщательным обловом подходящих мест. Перед сном я выпил водки с перцем, а потом ещё Тера Флю, которую дал мне Дима.

День следующий.

Ночью опять шёл дождь, но к утру он прекратился. Под утро в палатке стало совсем душно и все стали потихоньку из неё выползать. Вокруг было мокро и зябко, вспомнился панический вопрос, вчера, ещё до дождя заданный Димой: “А где дрова взять?” На что Николаич, сидя в своём ложе, ответил задумчиво: “Да-а-а, это проблема, где в лесу дрова взять?”. На моём лице застыла улыбка. Дима долго ковырался с костром, но, наконец, победил его – он загорелся. Затем из его уст вылетел не менее брутальный вопрос: “Что жрать будем?” :

Созвали совет, в итоге порешали жрать картофан с роллтоном и тушняком. Пока это экзотическое блюдо готовилось, стали собираться. Саня навязал “стимуляторов”:

но мы у него их отобрали, ещё я у него отобрал клинкмахера (по-моему так) и индиану, мухи с белыми “маячками” были гораздо лучше видны на поверхности воды. Отбирать мух у него было довольно просто – достаточно было посмотреть вверх, сделать круглые глаза и сказать, открыв рот: “Смотри!”, а потом, пока он смотрит, хватать понравившихся мух и убегать smile
Но продолжим, наконец-то, отчалили. Решили идти в паре с Николаичем, чтобы он меня поучил. Сразу перед нами завиднелся островок, высадились на мели перед ним. Николаич говорит – “Здесь этой твари должно быть полно!” Как оказалось, действительно. Струйки, камушки – это не объяснить, это нужно видеть и чувствовать. Вот уже у Николаича пошли первые хариусы, я наблюдал открыв рот, красиво всё-таки видеть эту борьбу-вываживание. И у меня стало что-то получаться, удалось поймать несколько хариусов, крупный, как всегда, оторвал муху – привычка сильно подсекать всему виной, ничего не могу с собой поделать. Я достиг эйфории – я стал понимать эту снасть. С флюорокарбоном стало всё гораздо более контролируемо. Совсем небольшие провисы, без различных раннинговых “змеек” – в воде только поводок и часть левела – позволяли выполнять чуть ли не мгновенныу подсечку. Тенкара и проста, и тонка одновременно, нужно только в неё поверить, и тогда…
Мы двинулись ниже. Изумительные перекаты с булыжниками на дне, и на муху выходит хороший хариус.
Николаич при мне подсёк неплохого хариуса, несколько минут борьбы и он завёл его в тамо. Всё отточено, всё разумно, просто нет слов, но это только присказка, а скоро будет и “задокументированная” сказка.
Двинулись дальше, впереди шёл Николаич, позади него я. Пришлось пролететь несколько чудесных мест, а всё из-за моих сапог – места были только “вейдерсные.” Но, наконец, мы остановились. Снова в начале островка. Николаич стал кидать в основное русло, я тоже подошёл к нему, но по руслу тянул неприятный ветер, я повернулся и стал кидать под берег, удалось поймать парочку некрупных харюзков. “Ага, зайду-ка я в протоку, уж мелочёвка там должна быть, да и с ветром потише” – решил я и покинул Николаича. Вход в протоку оказался небольшим и мелким, сначала было очень мелко – где-то по-щиколотку, наконец, глубинка несколько возросла, она достигла сантиметров тридцати. Я играючи послал муху в это некоторое углубление в надежде на поклёвку мелочёвки и сразу последовал выход неплохого хариуса. Мгновенная собранность – и муха послана в это место снова, вот она скользит, скользит по поверхности воды, бульк! – подсечка, несколько рывков, хариус блестит чешуёй и сходит. И хариус-то неплохой! Кидаю снова, заброса с десятого удаётся засечь хариуса поменьше, но всё же оказалось приятно с ним побороться. Никола-а-а-и-и-ч!!! Идеальное место для съёмки, и никто ж не поверит, что на таком меляке… У Дедушки ноль, объясняю ему – там рыба!, там всё донышко как на ладони, нужно снимать, Николаич, нужно! Подходим, готовимся, я объясняю, где примерно рыба. Всё вышло отлично!
После съёмки на том месте было поймано ещё несколько неплохих хариусов, хариус всё выходил и выходил, но вскоре перестал, напугался, но и нам было пора плыть дальше.
Понапропускав кучу мест, остановились в устье небольшого притока. Я решил немного по нему пройтись. Поднялся метров на сто, дальше не стал – сплошной бурелом, тенкарой не размахнуться. Закинул муху к бревну простым карасиным забросом, всплеск – и я тяну хариуса, выкидывал его уже просто взяв за леску. Ну и хватит, пора к Николаичу.
Из-за поворота показались Саня с Димой, состыковавшаяся флотилия пошла дальше.
Этот день фотографировали мало, все были увлечены рыбалкой. Почти до сумерек искали место для ночёвки, наконец, высадились на грибном месте, решили сварить грибной суп.
Обустроив лагерь, сделали групповое фото, после которого пробрало на ржачь:

Дима варил суп как всегда, в носках, точнее, в одних носках. Так, говорит, суп наваристее получается. И душистее:

Вообще, Дима оказался настоящим сибиряком – в дождь ходил босиком по камням, спал без каремата. чем Николаич его постоянно и подкалывал smile
Вот такой вот супчик:

А это фото ночного фотографа, пожелавшего остаться неизвестным:




Тенкара-Цы! smile

День следующий.

Проснувшись с немного больной головой smile и попив чаю, пошли в приток (стояли опять в устье небольшого притока), потом пошли в саму Реку, но ходили зря – место оказалось неважным, рыба ушла за дальний кордон. Привычные сборы и снова “Я сам себе и небо и Луна, голая довольная Луна, долгая дорога, да и то не моя…” По ходу движения стали отмечать, что Река изменилась – исчезли валуны, а вместе с ними и рыба… Всё так же останавливались на подходящих местах и пытались ловить, были выходы, но не столь частые и мелкого. Какое-то неуловимое чувство подсказывало, что “здесь рыбы нет”, хотя места и были прекрасными, но что-то было уже не то, не то… Не так, как в верховьях. И всёже на перекате перед островком Сане зацепился хороший хариус, фотоаппарат висел у меня на шее и я только сказал, что тут пусто, как пришлось расчехлять аппарат:



На “стимулятор”:

Остановились на обед, стали варить многогранную гречку. Варилась сиё блюдо жуть как долго smile
Пока ждали, Саня заснял зверя:

Но вот и каша, ура! Несмотря на начавшийся дождь, поглощали её с большим рвением, а чтобы придать какую-то изысканность блюду, сотворили смайлик:

Вот на этом смайлике, к всеобщей неожиданности, я и закончу отчёт. Почему? От чего? Для чего? Для того, чтобы продолжить его вновь в другом времени и месте, хотя… времени ТАМ не существует. Там есть только ТЫ.

Цы – Усё! :)


Запись опубликована в рубрике Статьи с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.
Комментарии: